"лишний росток бытия" (из книги стихов)
На главную Карта сайта Написать Найти на сайте

Кастинги на сериалы, съёмки фильмов и сериалов. Пробы в кино. кастинг, ТВ, съемки, шоу-бизнеса, кандидаты, портфолио, кино, сериалы, кинопробы Актёры и актрисы. Кастинг ТВ

Проводятся кастинги на сериалы, а также кастинги в кино. Яндекс должен быть рад :) о кинопробах на кастинге

Я
Как я себя понимаю
Как они меня понимают
Мои любимые герои
Избранные работы моего отца (фотохудожник Леонид Левит)
My Brando
Новости моей творческой жизни
Моя мать и её музыка (пианистка Мира Райз)
МОИ ТЕКСТЫ
Поэзия
"пожизненный дневник" (из книги стихов)
"строфы греховной лирики" (из книги стихов)
 "лишний росток бытия" (из книги стихов)
"вердикт" (из книги стихов)
"звенья" (стихи)
Проза
"Внутри х/б" (роман)
"Чего же боле?" (роман)
"Её сон" (рассказ)
"Евангелист Антоний" (книга которой нет)
"Свободное падение" (ситуация поэта)
Человек со свойствами / роман
Публицистика
"как я устал!" (очерк)
"похороны по-..." (очерк)
"об интуиции" (4 наброска)
"убийственный город" (эссе)
мои интервью
панчер (эссе)
Жоржик (эссе о Г. Иванове)
Философия
"на Бога надейся" (софия)
"рама судьбы" (софия)
"Зло и Спасение" (софия)
ИЗОСФЕРА_PICTURES
Хомо Эротикус (эротическая графика)__________________ Homo Erotikus (erotic drawings)
Как я видел себя в возрасте..._Selfportraits at the age of...
Юношеская графика (годы бури и натиска)________________ YOUTH - (years of "Sturm und Drang")
Графика (рисунки разных лет)____________________ DRAWINGS of different years
Строфы греховной лирики (рисунки)__DRAWINGS for poetry
ФОТО/цвет__открытие Италии PHOTO/colour__DISCOVERING ITALY
ФОТО/черно-белые__экстремумы молодости PHOTO/BLACK & WHITE EXTREMES OF YOUTH
ФОТО/цвет/гений места/Киев__PHOTO/colour/genius loci/Kiew
1 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
2 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
АУДИОСФЕРА_SOUNDS
JAZZ и другое
Jazz performances
Видео/аудио/инсталляции
ДНЕВНИК
КРУГ ИНТЕРЕСОВ


поиск
 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  ...

Романский холм

                   и стройный Ренессанс —

осеннего пасьянса перспективы.

Тут замиранье лёгких сосен-станс,

там пени сироты приречной, ивы.

 

Так я застигнут этим октябрем.

 

Мы лжём друг другу —

                несильны в обмане —

о распре между миром и добром,

о том, что «будем живы — не помрем»,

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

— два зова бездны в саване-тумане.

 

 

Как сладко, вдруг, войти под сень

из-под тоскующего неба

и вопрошать неясный день,

и ждать сказания, как хлеба.

 

Разглядывать почти в упор

столетопись бугристых кор

прищуроглазьем Полифема

 

и наконец сквозь хор ветвей

судьбой измученной своей

расслышать появленье темы.

 

 

 

Непонятная прелесть мотива —

окончание долгого лета.

 

Надо мной наклоняется ива,

в поминания пышно одета,

окровавив прибрежные лозы.

 

Чем-то осени горе мне свято,

и таинственной метаморфозы

вечно ценно сыпучее злато.

 

 

2 часть

горькая осень

 

                                 октябрь 1995 г. Италия

 

Всё расцвечено,

всё оплачено.

Осень мечена

жизнью траченой.

Лишь не тронута

ржою тления

ряска памяти

и терпения.

 

Листья-пятна-кровь,

— ветошь палая.

И листаю вновь

всё сначала я.

Тот, который мил,

нет уже того!

Кровью рваных жил

свету светово

 

— хоть умри — отдай,

что положено.

Ползай, спи, летай,

лжи заложенный.

 Сны расцвечены,

дни оплачены,

строчки мечены

жизнью траченной.

 

 

 

Зелёный шум?
                 Да нет... молчит Верона,
заржавленные зелени воздев.
Лоснятся окна — жемчуга короны,
и учит Адидж вечный свой припев.

 

Остекленело небо.
                            Синим кварцем
аквариум объемлет глубину.
Тут не припомнятся тебе печали Гарца,
и север в помрачительном дыму

 

не властен над тобой.
                                  Блаженной лени
ты волен подарить блаженство дум,
озвучивать дыханьем свет и тени
и вслушиваться в невозникший шум.

 

 

Усомнись в своей затее и тоскою изойди.
Затяни петлю на шее, а сомненье — на груди.
Вспомни всех, кто знает толки, кто разумно вкусоват,

кто тебя, как ветошь с полки, сдул, сдувает, сдунуть рад.
Как дожить, чем оправдаться, раз стихи мои не впрок?
Так у вас в застенке, братцы, вечен даже малый срок.

 

 

 

Подруге-акации

 

Ты надо мной, бессильным, наклонись

и постели мне небо, как поляну!

Я выносить уже не смею высь,

а если в небеса нечайно гляну —

стенанием сердечным исхожу,

к раскаянью прикованный навеки.

Но ты прикрой шуршанием мне веки

и не буди меня, как жизнь я не бужу.

 

 

 

 

Горькая осень

 

1.

Облачка на синей ниве —

память невозможная?

Я — как старый кремнь в огниве,

а ещё, возможно, я

след от искры, уголёк,

нищета старания.

От прощения далек,

гвоздь в открытой ране я.

 

2.

Иду и знаю наизусть

мои постылые шаги.

Постыла жизнь, постыла грусть,

постыли братья и враги.

 

Ноябрь серый — тут как тут,

уныл ...никчём ...неотвратим,

а там, где чаянья живут,

постылый ком.

                  Что делать с ним?

 

 

 

Отречься от себя?

                 Так просит высота

твоей свободы.

                 Крыльями в размахе

ты можешь взмыть

                 вот с этого моста,

порвав лазурь

                 безоблачной рубахи.

 

И примет небо

                 рек невольный всхлип,

и всю тоску земли

                 сольёт светило

в бесцельном золоте

                 полуувядших лип...

и в будущее канет

                 всё, что было.

 

 

 

Изверилось солнце мостов

в своих непрямых отраженьях,

туманы ему в искушенье

слетелись, как совы, — на зов.

 

И стали мосты не видны,

и в призрак рассыпались птицы,

и жизнь опустила ресницы

осенней своей желтизны.

 

назад далее




© 2005 Б. Левит-Броун