"лишний росток бытия" (из книги стихов)
На главную Карта сайта Написать Найти на сайте

Кастинги на сериалы, съёмки фильмов и сериалов. Пробы в кино. кастинг, ТВ, съемки, шоу-бизнеса, кандидаты, портфолио, кино, сериалы, кинопробы Актёры и актрисы. Кастинг ТВ

Проводятся кастинги на сериалы, а также кастинги в кино. Яндекс должен быть рад :) о кинопробах на кастинге

Я
Как я себя понимаю
Как они меня понимают
Мои любимые герои
Избранные работы моего отца (фотохудожник Леонид Левит)
My Brando
Новости моей творческой жизни
Моя мать и её музыка (пианистка Мира Райз)
МОИ ТЕКСТЫ
Поэзия
"пожизненный дневник" (из книги стихов)
"строфы греховной лирики" (из книги стихов)
 "лишний росток бытия" (из книги стихов)
"вердикт" (из книги стихов)
"звенья" (стихи)
Проза
"Внутри х/б" (роман)
"Чего же боле?" (роман)
"Её сон" (рассказ)
"Евангелист Антоний" (книга которой нет)
"Свободное падение" (ситуация поэта)
Человек со свойствами / роман
Публицистика
"как я устал!" (очерк)
"похороны по-..." (очерк)
"об интуиции" (4 наброска)
"убийственный город" (эссе)
мои интервью
панчер (эссе)
Жоржик (эссе о Г. Иванове)
Философия
"на Бога надейся" (софия)
"рама судьбы" (софия)
"Зло и Спасение" (софия)
ИЗОСФЕРА_PICTURES
Хомо Эротикус (эротическая графика)__________________ Homo Erotikus (erotic drawings)
Как я видел себя в возрасте..._Selfportraits at the age of...
Юношеская графика (годы бури и натиска)________________ YOUTH - (years of "Sturm und Drang")
Графика (рисунки разных лет)____________________ DRAWINGS of different years
Строфы греховной лирики (рисунки)__DRAWINGS for poetry
ФОТО/цвет__открытие Италии PHOTO/colour__DISCOVERING ITALY
ФОТО/черно-белые__экстремумы молодости PHOTO/BLACK & WHITE EXTREMES OF YOUTH
ФОТО/цвет/гений места/Киев__PHOTO/colour/genius loci/Kiew
1 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
2 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
АУДИОСФЕРА_SOUNDS
JAZZ и другое
Jazz performances
Видео/аудио/инсталляции
ДНЕВНИК
КРУГ ИНТЕРЕСОВ


поиск
 

Страницы: ...   18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  ...

 

из цикла «Самодиалоги»

 

Потерянность

 

я — мне:

Ветер в лицо и лицом заплакана

тайной Италии синева!

Жизнь в обе стороны одинакова, —

что: «se ne andato», что: «se ne va»...

 

То ли ушёл, то ли всё ухожу ещё...

то ли вообще никуда не иду, —

время прищурилось испытующе,

ад отразился в глубоком пруду.

 

мне — я:

И даже закрыв глаза,

и даже сморозив сроки —

всё тех же сует образа,

всё так же темны и глубоки

твоих ожиданий пруды

и серые шурфы сомнений...

безумье людских выражений

осмыслить — напрасны труды.

 

 

 

 

о чужбине и Родине

 

мне — я:

Что я оставил там,

                скажи мне... о, скажи?

и чем так сладко памяти мученье?

По чём мне горевать?

                            Да и зачем я

о каменной разлуки рубежи

ищу разбить небьющуюся душу?

Не для того ли, чтоб со всех сторон

в свидетели призвать моря и сушу

на этот тихий поминальный звон?

 

я — мне:

Солнцу никак не пробиться

в мир оскудевшего марта.

 

Ищет забвения птица.

 

Жизнь изучая, как карту,

вижу одну лишь чужбину,

а на родимом погосте —

памяти чахлую спину,

времени белые кости.

 

 

 

 

Германия

 

мне — я:

Всё — переклик,

                 блаженство,

птахи,

синь,

остолбенение гармонии минутной...

Какой апрель!

Германии уютно

за пазухой весенних благостынь!

 

я — мне:

Не только главного не скажешь,

но даже близко не подступишь!

Напрасно губишь сон на страже,

напрасно выраженье супишь!

 

Вот шмель, серьёзный и пушистый,

а вот цветы его заботы.

Всё ясно, как на небе чистом:

квадратны вдумчивые готы,

 

ясна Германия в деталях,

а в целом — мистика и ужас,

и ничего не ясно в далях,

хоть лопни, прорицаньем тужась.

 

Так что побереги вопросы,

не шарь к Творению ключи!

Пусть ветер расплетает косы

цепного зверя Барбароссы.

 

Весна молчит и ты молчи.

 

 

 

 

О сочинительстве

 

я — мне:

Избыток речи — накопленье
ненужное! Ты всё сказал.
Была любовь, весна... вокзал,
и смерть висела долгим тленьем

над тёмною поэзией твоей.
Ты у стены, не у дверей!

Пойми, остынь, прими, как данность,
и сочинительства пространность

оставь.

Не засоряй пруда!
Прозрачна памяти вода.

 

мне — я:

Но как, о Боже, ...как принять?
Ведь это — смертную кровать
признать своим законным ложем!
И все стенания, все дрожи, —

в матрас —

от старческой мочи

клеёнкой памяти оклеив?

 

Закрыть и потерять ключи?

 

Смеясь, ощупать уши, шею,
бока, рога, подклад белья... —
всё есть.
И всё теперь на свалку?

 

За что же милости такой
одноконечною звездой отмечен я?

Судьбу-гадалку не устаю я теребить.....

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

 

 

Новый путь

 

я — мне:

И вижу речку, а не слышу!

Волшебство тишины храня,

она струит под вечной крышей

себя и... может быть... меня?

 

мне — я:

Каким наивным упованьем

готов себя ты обмануть!

С каким тоскливым ожиданьем

так слепо веришь в новый путь!

 

 

 

 

Унынье и покаяние

 

мне — я:

Так! Задремать и в дреме раствориться!
Пусть птица не нарушит тишины!
Жизнь пятится
                    и отступает в сны.

Ей не дано уже возобновиться.

я — мне:

И новой правдой наши лица
вдруг тронет молодой закат.

Была пора нам в жизнь влюбиться,
но умышлял на брата брат.

Нам было время вдохновений,
но суетой распались мы,

зарезав свет, замаяв тени
уютом избранной тюрьмы.

Смотри... прощается светило,
так и не сделавшись твоим!

А что манило и сгубило:
где — грязный след, где — горький дым.

Но от истошной безнадёги
глаза живые подними!

Там, — в небесах, — твои дороги!
Душой разоблачившись в Боге,
ещё не поздно жить, пойми!

 

 

 

назад далее




© 2005 Б. Левит-Броун