"Евангелист Антоний" (книга которой нет)
На главную Карта сайта Написать Найти на сайте

Кастинги на сериалы, съёмки фильмов и сериалов. Пробы в кино. кастинг, ТВ, съемки, шоу-бизнеса, кандидаты, портфолио, кино, сериалы, кинопробы Актёры и актрисы. Кастинг ТВ

Проводятся кастинги на сериалы, а также кастинги в кино. Яндекс должен быть рад :) о кинопробах на кастинге

Я
Как я себя понимаю
Как они меня понимают
Мои любимые герои
Избранные работы моего отца (фотохудожник Леонид Левит)
My Brando
Новости моей творческой жизни
Моя мать и её музыка (пианистка Мира Райз)
МОИ ТЕКСТЫ
Поэзия
"пожизненный дневник" (из книги стихов)
"строфы греховной лирики" (из книги стихов)
"лишний росток бытия" (из книги стихов)
"вердикт" (из книги стихов)
"звенья" (стихи)
Проза
"Внутри х/б" (роман)
"Чего же боле?" (роман)
"Её сон" (рассказ)
 "Евангелист Антоний" (книга которой нет)
"Свободное падение" (ситуация поэта)
Человек со свойствами / роман
Публицистика
"как я устал!" (очерк)
"похороны по-..." (очерк)
"об интуиции" (4 наброска)
"убийственный город" (эссе)
мои интервью
панчер (эссе)
Жоржик (эссе о Г. Иванове)
Философия
"на Бога надейся" (софия)
"рама судьбы" (софия)
"Зло и Спасение" (софия)
ИЗОСФЕРА_PICTURES
Хомо Эротикус (эротическая графика)__________________ Homo Erotikus (erotic drawings)
Как я видел себя в возрасте..._Selfportraits at the age of...
Юношеская графика (годы бури и натиска)________________ YOUTH - (years of "Sturm und Drang")
Графика (рисунки разных лет)____________________ DRAWINGS of different years
Строфы греховной лирики (рисунки)__DRAWINGS for poetry
ФОТО/цвет__открытие Италии PHOTO/colour__DISCOVERING ITALY
ФОТО/черно-белые__экстремумы молодости PHOTO/BLACK & WHITE EXTREMES OF YOUTH
ФОТО/цвет/гений места/Киев__PHOTO/colour/genius loci/Kiew
1 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
2 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
АУДИОСФЕРА_SOUNDS
JAZZ и другое
Jazz performances
Видео/аудио/инсталляции
ДНЕВНИК
КРУГ ИНТЕРЕСОВ


поиск
 

Страницы: ...   4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  ...

 

7. Рождение замысла

                           

В 1866 году мирянин, книготорговец - человек высокой культуры и большой набожности - Хосэ Мария Бокабелья и Вердагэр, (Jose Maria Bocabella y Verdaguer), созерцавший в монастыре Монсеррат картину «Бегство в Египет Иосифа и Марии с младенцем Христом», получил вдохновение свыше основать ассоциацию по распространению почитания Св. Иосифа, главы Святого Семейства (Sagrada Familia) и патрона всей католической церкви.

Монах Хосэ Мария Маньянет, основатель каталонской конгрегации Св. Семейства (Sagrada Familia), предлагает мирянину Бокабелье идею строительства церкви, посвященной Святому Семейству. В этой инициативе, - помимо коммеморации  Святого Иосифа, покровителя религиозной общины католиков, выступающей против роста индустриализации, утраты прежних духовных ценностей и необратимого процесса секуляризации, - была и своя животрепещущая актуальность. Сама тема Св. Семейства должна была привлечь внимание к роли семьи как «малой церкви», как духовной основы общества. Представители этого движения добивались возврата к традиционным человеческим ценностям. Новый храм предполагался не только как место молитвы и литургии, но и как реальный центр реконструируемой в подобном духе религиозной общины: со своими школами, мастерскими, общественными залами. Церковь Святого Семейства изначально, по замыслу Бокабельи, должна была возводиться и содержаться без участия епископата, исключительно на частные пожертвования. В 1881 ассоциация Бокабеьи (Associació Espiritual de Devots de Sant Josep) покупает землю, целый квартал окраинной застройки Барселоны под расчистку и возведение храма.
В 1872 году лья ездил в Рим, чтобы совершить приношение Понтифику (он подарил Папе изображение Св. Семейства отлитое из серебра), а на обратном пути он посетил святилище Santa Casa в Лорето. Его глубоко потрясло это посещение и зрелище церкви, где в специальном архитектурном ковчеге в подкупольном пространстве (церковь святилища построена  Донато д'Анджелло Браманте) хранится дом Девы Мирии - три тоненькие кирпичные стеночки с окошком, четвёртой стеной служила скала, к которой лепилась эта хижина - ставшая первым приютом  Св. Семейства, что свидетельствует о кенотическом смирении и простоте Христа, Господа и Сына Божия, который не погнушался родиться в семье простого плотника в ничтожной деревеньке (Нацэрет) в Иудее, провинции римской империи. Здесь Бокабелью впервые посетила мысль возвести в Барселоне искупительный храм в почитание Св. Семейства (Sagrada Familia). 

   
Это уникальное фото, запечатлевшее
Хосэ Марию Бокабелья
в глубокой страрости, было подарено королев-ской кафедре Гауди при университе- те Барселоны внучкой Бокабельи.

Первоначальный замысел Бокабельи под впечатлением посещения Лорето был построить храм-реплику церкви в Лорето, но со временем он отказался от этой идеи. Бокабелья был очень энергичен в исполнении своего замысла. Начиная с 1876 года он ищет участок земли в Барселоне для возведения храма. Это оказывается большой проблемой, учитывая скудные средства. Наконец, в 1881 земля куплена - участок площадью 12.800 кв. м. между улицами Майорки, Провенца, Марина и Сардения. Бокабелья заплатил за землю 172.000 тогдашних песет, которые хранил под половицами своей книжной лавки, боясь довольно частых в те времена грабежей.
В 1877 году епархиальный архитектор Франческо де Паула дель Вильяр Кармона, профессор архитектуры, предложил безвозмездно разработать проект. Мы уже знаем, - проект этот был неоготическим... соврешенно формальным и безжизненно-подражательным. Планировалась церковь о трёх нефах с одной колокольней и криптой, ориентированная по ортогональным осям квартала. Закладка первого камня церкви произошла 19 марта 1882 года в день религиозного праздника Св. Иосифа.

Торжественная закладка первого камня церкви Sagrada Familia 
совершается публично в день св. Иосифа в 1882 г.

(из книги Жуана Кастелья-Газзоль "АНТОНИ ГАУДИ, жизнь мечтателя")

А ровно через год, 18 марта 1883 Гауди уже принял на себя руководство строительством. Вильяр разругался с советом учредителей, который возглавлял Хуан Марторелль Монтеллс. Вильяр настаивал на применении для пилонов крипты цельных блоков тёсанного камня... очень дорогостоящий способ сторительства. Значительно дешевле было применить бутовую кладку (каменную наброску) с последукющей облицовкой тесаными политами. Да, это была имитация... но Марторелль справедливо упрекал Вильяра в расточительстве. Тогда маэстро профессор Вильяр направил официальное письмо Бокабелье с просьбой об отставке, поскольку его профессиональным рекомендациям не внемлют. Бокабелье ничего не оставалось, как признать правоту Марторелля и принять отставку Вильяра, поскольку церковь строилась исключительно на частные пожертвования, и тут было не до расточительства. Позднее Вильяр заявил претензии на некие денежные компенсации, но конечно же ничего не получил, поскольку изначально взялся за проект безвозмездно.

(из книги Жуана Кастелья-Газзоль "АНТОНИ ГАУДИ, жизнь мечтателя")

Бокабелья и Гауди не были лично знакомы, хотя Гауди не мог не слышать об этом просветлённом человеке, уже сумевшем собрать немало пожертвований на возведение в Барселоне нового храма. Что же до Бокабельи, то вряд ли он был наслышан о молодом архитекторе, исполнявшем скромную роль помощника в проектировании храма. Зато набожный Бокабелья, которому было тогда уже под семьдесят, очень доверял мнению Марторелля, и когда тот предложил отдать новый, только начавший возводиться храм, на попечение Гауди, возражений не последовало. Боле того, он даже посчитал Гауди идеальной кандидатурой на эту роль. Почему? Незадолго до первой встречи с Гауди в мастерской Марторелля, до слуха Бокабельи дошло, что некоей глубоко религиозной матроне по имени Жоакуима было откровение, божественное вдохновение... или предчувствие - как угодно. И видела она в своём откровении, что у архитектора храма Святого Семейства голубые глаза. Местная традиция, сложившаяся в народе, преимущественно темноглазом, приписывала редким голубоглазым людям некую особую доброту нрава. Гауди же, судя по отзывам современников не только был голубоглаз, но взгляд его - вспоминал капеллан и сверстник Гауди Лоренц Ривьер - одновременно вдохновлял и пугал своей магнетичностью. "Гауди овладевал собеседником, блокируя его гипнотизмом взгляда и силой слова" - писал Жаум Бофиль, журналист и современник Гауди. А вот воспоминание Мигуэля Ферра, библиотекаря барселонского университета, человека следующего по отношению к Гауди поколения, который знал его уже старцем: "Никогда не видел я глаза, в которых было бы столько жизни и света, столько деликатнейшей скромности и обжигающего пламени. Под этим взглядом сгорало любое тщеславие, всякое пустопорожнее нахальство, но в нём расцветало и находило нежное сочувствие всё чистое и прекрасное, что есть в мире и что смутно угадывали эти проницающие глаза за его пределами".

Так провиденциально, - не в последнюю очередь и благодаря своей легендарной голубоглазости, - 31-летний Гауди становится во главе не просто проекта, а главного дела своей жизни. Это обстоятельство стало решающим фактом творческой биографии Гауди. Если до того он все еще должен был доказывать свой профессиональный уровень, то заказ Общества явился первым шагом в его стремительной карьере. В тот же год последовали еще два больших заказа, и великий зодчий – этот дипломированный «сумасшедший» – уверенно пошел собственным творческим путём. В разработке проекта церкви поначалу Гауди продолжает дело Вильяра, достраивает крипту в 1890 г. и тогда же начинает абсидную часть в запрограммированном Вильяром стиле неоготики. Но могучее творческое воображение Гауди неизбежно протестует против посредственного, безжизненного проекта Вильяра. Он вынашивает свой собственый проект, своё виденье церкви. Это удивительное виденье проступает в его первых набросках как творческие сны гения о небывалом.

           
Набросок фасада
Страстей Христовых
Набросок главного фасада
фасада Славы Господней

Набросок общего вида Sagrada Familia с
центральной композицией
башен-колоколен

Гауди всегда говорил, что готическая архитектура не дала окончательного решения проблемы погашения нагрузок, она лишь создала иллюзию, что стены держат вес сводов, в то время как в действительности он весь предавался на систему наружных контрфорсов через аркбутаны (flying buttresses), которые поддерживают готическую конструкцию, как костыли - калеку. Сверх того, эти готические "костыли" находятся извне конструкции, что подвергает их дополнительной порче и износу. Sagrada Familia не была бы таким громадным шагом вперёд, таким беспримерным архитектурным достижением, если бы и в ней была применена традиционная готическая система погашения бокового распора сводов через классическую разгрузочную пару контрфорс-аркбутан. Гауди концентрирует вес на несущих элементах самой конструкции - пилонах - и варьирует материал в зависимости от веса, который тот или иной пилон должен нести.

 

*   *   *

Грустное обстоятельство, в 1892 умирает Бокабелла, духовный лидер ассоциации св. Иосифа инициатор и главный вдохновитель проекта Саграда Фамилиа. Его хоронят в крипте строящейся церкви. В исходе 1894 года абсидная часть церкви готова. Гауди, с юности одержимый живой природой, посадил на внешние ребра пилонов абсиды огромные изваяния ящериц, змей, лягушек, улиток – разнообразную живность, какая населяла округу, когда там ещё были дикие поля. Он ощущал необходимость так оживить сухой формализм, рассудочного проекта Вильяра. Чудовищный по натурализму ход с точки зрения всякого строгого вкуса, приём, совершенно неприемлемый для пуризма «рафинированных» критиков. Ну а вот, кстати, и суждение нормального «рафинированного»... Роджер Фрай, английский критик и художник по посещении Барселоны изрёк следующее: «Там есть громадный монумент, до сей поры неоконченный, и я думаю, не имеющий надежды когда-либо быть оконченным, собор... Мне показали улиток, воспроизведённых с натуральных слепков и механически увеличенных до размера в 10 футов, чтобы быть посаженными на молдинги арок...» - да, ужасно... ужасно – как безвкусен был этот «помешанный», он пал ниже низкого... он дошёл до механического воспроизведения форм живой природы. Но странным образом увеличенные до гигантских размеров пресмыкающиеся и земноводные с расстояния в 50 футов (с уровня земли) смотрятся вполне соразмерно, живо и уместно. Как будут восприниматься эти натуралистические мелочи в колоссальной по сложности и громадной по размерам структуре фантастического храма... этого начётчик-англичанин предвидеть просто не мог. Тут нужно могучее творческое воображение, а не кастрированный, куцый взглядик профессионального критика. Насколько мудрей сказал о Гауди Сальвадор Дали: «Гауди выстроил один дом из морских форм, напоминающих смятые штормом волны. Другой дом выстроил он из тихой озерной глади. Тут речь не об иллюзорности обманных метафор и не о сказках – эти дома существуют, они реальны... Эротическое желание – это гибель интеллектуалистской эстетики. Когда Венера логики выжжена дотла, является Венера дурного вкуса... она является и смело заявляет себя под знаком единственной красоты, красоты настоящей лихорадки, одновременно и витальной, и метареалистической». Вот точное слово для церкви Гауди – она метареалистична. Влюблённость Антони в природу и его беспредельный дар архитектурного фантаста – это лишь две руки, которыми он желал обожать мироздание, предчувствуя величие его боготварной первозданности. И храм его – не строение, а невиданное растение, которое он насадил и сорок лет взращивал на земле Каталонии.

*     *     *     *     *

 

Вот как они выглядят вблизи, эти водостоки-улитки,
водостоки-раковины...
То, что средневековые мастера
маскировали под фантастических химер, Гауди маскировал под живую природу, потому что в средние века сказкой был вымысел, а для вступавшего в индустриальную эру европейского человечества сама природа уже делалась сказкой,
мечтой, тоской... среди всё более агрессивного урбанизма.

 


*     *     *     *     *

   


Чуть дальше... и ещё чуть дальше, как видим с расстояния впечатление меняется
эффект муляжа исчезает.

*     *     *     *     *


*     *     *     *     *

А вот так эта живность: ящерицы, змеи... да те же улитки, - смотрятся в сомасштабности с готической абсидой. Они и видны-то не очень, и уж наверняка вполне соразмерны гигантскому телу абсиды.
Ну, о чём тут говорить!.. Заезжий "пристальный" англичанин, эдакая уайлдовская "леди Брэкнелл" в брюках, должен же был как-то выразить своё карликовое эстетское "фе" перед  загадочным событием Sagrada Familia... должен был непременно декларировать "the importance of being aesthetically earnest" перед лицом гения, чьё творение всегда и более серьёзно по смыслу и более шутливо в импровизациях, чем нудная рутина "строгого вкуса".

Гауди удалось убедить комитет отказаться от утлого однобашенного неоготического проекта Вильяра. Его план был строить грандиозный, небывалый собор о 18-ти башнях-звонницах. В течение жизни Гауди не раз говорил, что его храм - первенец совершенного нового поколения соборов. Сегодня мы склонны скорей считать Sagrada Familia  неким ultima ratio не только гоитки, но и вообще церковной архитектуры. Как кажется, современному измельчавшему в своих христианских идеалах человечеству уже не под силу ни такие дерзновенные замыслы, ни столь гениальные воплощения.

 схема 1    

Sagrada Familia -  храм базиликального типа в очертаниях латинского креста /наиболее распространённая форма католического храма/ (смотри схему 2), по оси главного алтаря и продолжая её, пространство храма развертывается пятью нефами. На схеме 1 дан поперечный разрез храма - видны все пять нефов, центальный с постепенным наклоном пилонов от пола к своду и боковые, где пилоны до хоров прямые, а от хоров разветвляются как эвкалиптовые деревья, которые должны перейти в фасад Славы (Glory facade), центральный вход в церковь Sagrada Familia со стороны улицы Майорка. 
                       

 

Один из оригинальных набросков Гауди для фасада Славы

Центральный неф имеет в ширину 30 метров, каждый из боковых 7, 5 метров. Таким образом общая ширина продольного корабля храма – 60 метров. Длина до амбулаториума (кругового обхода абсиды) – 80 м. Общая длина храма, включая неф и абсиду - 95 метров. Пилоны нефов и апсиды разветвляются на определённой и разной высоте, слегка наклоняются к центру, принимая на себя вес сводов. Боковые нефы слева и справа целиком охвачены непрерывными хорами. Трансепт трехнефный с общей шириной нефов в 30 м. и длиной в 60 м. Запланировано три фасада, которые призваны проиллюстрировать в доступной форме мистерии:
1. Рождения Христа-Спасителя (Nativity facade),
2. Страстей Христовых и Распятия (Passion facade),
3. Воскресения Христа из мёртвых (Glory facade).

  

 Поясняя общий замысел, Гауди говорил, что первоначальная идея посетила его при чтении 21-ой главы Откровения Иоанна, того места, где описывается видение небесного Иерусалима. Гауди считал, что церковь созидает места поклонения, которые представляют из себя мосты в вечность, поскольку они указуют конечную реальность за пределами сего преходящего мира.Небесный Иерусалим основан на 12 камнях, которые несут имена 12 апостолов Христовых. Зодчий помещает по четыре колокольных башни над каждым из трёх входов: с востока, запада и юга... и каждая из башен посвящается апостолу и несёт его имя. На фасаде Рождества: сидят в нишах Барнаба, Симон, Иуда Таддей, Матфей.

Как только была завершена крипта, Гауди спланировал абсидную часть. Абсида образует дольчатое полукружие и имеет изнутри семь капелл. Тут Гауди был ещё скован первоначальной неоготической стилистикой Вильяра. Но в воображении Гауди уже жила иная церковь. Прямо над криптой - главный алтарь, окруженнй семью капеллами в абсиде, посвящёнными семи болям и радостям св. Иосифа.

схема 2

В каждой из капелл так или иначе должно быть представлено Св. Семейство. По обе стороны от алтаря по поперечной оси трёхнефный трансепт, который завершают две громадные двери со стороны фасада Рождества и фасада Страстей. Этот огромный трансепт крестообразно пересекает центральное продольное тело храма - корабль в пять нефов, который будет фланкировать колоссальный монумент - главный фасад, фасад Славы (Façade of the Glory).

 


Всё сооружение должно быть окружено клуатром, в котором будут проходить процессии, и который защитит храм от городского шума. За трансептом по углам клуатра справа и слева будут возведены две сакристии, которые ещё даже не начаты строительством.

 Гипсовая модель сакристии.

 


Купол сакристии в системе фасада (гипсовая модель).

Главный алтарь предполагается расположить в трансепте непосредственно над криптой. Он окружен семью капеллами абсиды и поднят на два метра выше общего уровня храма. Алтарь спроектирован в очень аскетической манере, как единый стол с распятием на нём.

Между пресвитерием и сакристией прямо на продольной оси главного алтаря - капелла Вознесения Марии (Chapel of the Assumption). Внутри храм имеет обширные галереи для хоров, способные разместить несколько тысяч певчих.
Центральная композиция башен Sagrada Familia удивительным образом перекликается с совершенно не характерным для католической церковной архитектуры византийским пятиглавием. Только у Гауди это не крестовокупольное пятиглавие, а крестовобашие с дополнительной шестой башней позади. Возведение этой колоссальной многобашенной симфонии сегодня только начинается. Это будет самая впечатляющая часть храма. Высочайшая из башен - центральная, высотой в 170 м. - посвящена Христу-Спасителю. Над абсидой должна возвышаться вторая по высоте башня, башня Богородицы - 140 м. - непосредственно примыкающая к высочайшей центральной Башне Спасителя. Она будет увенчана звездой. Башня Спасителя с четырёх сторон окружена более низкими башнями Евангелистов - каждая в 130 м. высотой. Башни Евангелистов должны нести традиционные символы каждого из четырёх: ангела, символ Св. Луки; быка - Св Матфея; орла - Св. Иоанна; льва - Св. Марка. Башни Евангелистов будут соединены с башней Спасителя мостиками. башни будут иметь восьмигранное основание и будут сооружены из кирпича. Слова Amen and Aleluya (Hallelujah), выполненные из керамических элементов будут подниматься по телу башен снизу вверх.

.


Предполагаемый окончательный вид Sagrada Familia 
со стороны фасада Рождества Христова.

схема 3

 


Предполагаемый окончательный вид Sagrada Familia 
со стороны фасада Страстей Христовых.

схема 4

 

 

Колокольные башни имеют параболический профиль и внутри - (helicoidal) спиралевидные лестницы, которые позволяют оставить пустой середину башни. В этих пространствах предполагаются трубчатые колокола размещённые по типу карильона (муз. инструмент), звук которых должен сливаться с пением хоров. Предполагаются колокола трёх видов: обычные, настроенные на ми, соль и до; трубчатые, дающие перкуссивные звучания, и другие, тоже трубчатые, которые должны звучать за счёт нагнетаемого воздуха. Гауди истратил более четырех лет на изучение специфики колокольных звучаний.

 

 

Так выглядят, сверху вниз
улиткообразные лестницы
колокольных башен (фотографии
сверху),
и то пространство
внутри колоколен, которое Гауди
предназначил для трубчатых
колоколов (нижнее фото).

 

В 1894 г. начинается строительство фасада Рождества. Комитет по строительству получает щедрое анонимное пожертвование в 800.000 песет. Как говорит Книга Иоаннова Откровения, в Царстве Небесном нет ни солнца, ни луны, ибо Христос есть единый свет миру. Поэтому над центральной башней Torre del Salvador  (Башня Спасителя), Гауди задумал пятнадцатиметровый крест, характерной для Гауди формы о четырёх ветвях, покрытый glazed Venetian, который днём будет сверкать в лучах солнца, а ночью испускать из каждой ветви мощный луч света. Часть света от прожекторов Башни Спасителя должна быть направлена вниз на башни апостолов и оттуда с помощью рефлекторов излучаться на землю. Это по мысли Гауди есть выражение того, что Христов свет распространился в мире через апостолов. "Это будет самое прекрасное украшение Барселоны - любил объяснять Гауди - и оно будет видно с больших расстояний. Башня Спасителя имеет 170 метров в высоту, потому что «труд человеческий не может превосходить труд Божий». Сама церковь начинается с отметки 30 м. над уровнем моря. А ближайшая «Божья гора» Мон-джюик "Montjuїс" (mountain of Jews) возвышается на 200 м. поэтому разница до 200 как раз 170 м. Проект церкви грандиозен, и Гауди отлично понимал это, но был твёрдо настроен не соперничать с Богом.

Ниже даны три последовательные схемы, на которых центральная башня, Torre del Salvador,  дана сначала сама по себе (схема 5/1), затем в ансамбле центральной композиции с башнями Евангелистов (схема 5/2), и наконец, в общем виде - поперечный разрез церкви по центральному пространству (схема 5/3). 

схема  5/1     

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


     

схема
5
/2
     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


     

схема
5
/3
     

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


    

 

 

Нефы церкви Гауди – это лес. Пилоны ветвятся... свет проникает сверху сквозь круглые отвестия в крыше, напоминая свет сквозь листву в лесу. Сквозная тема нефов Sagrada Familia – непрерывность объёмов и форм в природе. У дерева нет прямых углов, оно творит естественные своды, но не образует геометрически четких и вполне раздельных арок. В лесу взгляд перетекает с одного дерева на другое непрерывно, без обрывов. Уникальная конструкция пилонов даёт поразительный побочный эффект - нефы неправдоподобно легки на вид. Создаётся впечатление, что пилоны вообще не несут никакой нагрузки. Гауди говорил, что в его церкви классическое противоречие между несущими и несомыми, между бременем и сопротивлением снято в положительном смысле. Наружные колонны восточного фасада дают образную транскрипцию идеи победы мастера над косной, раздавливающей тяжестью камня. В качестве баз под эти колонны Гауди использовал изваяния двух гигантских черепах. Кажется, что колонны растут из черепашьих панцирей, иными словами - устремляются вверх, хотя  должны были бы своей тяжестью расплющить животных. Нечасто встретишь такое буквальное и в то же время выразительное образное выражение теории.



Четыре пилона вокруг алтаря посвящены четырём евангелистам. Окружающие пилоны посвящены апостолам. Другие пилоны несут имена главных архиепископов Испании. В огромных боковых окнах витражным стеклом выведены названия главных святилищ Марии во всём мире. Пространство над главным алтарём, возвышающимся прямо над криптой, достигает в высоту 75 м. (туда может поместиться башня барселонского кафедрального собора) в своде над алтарём – мозаичное изображение Бога-Отца... над алтарём Святой Дух в виде голубя, на алтаре Христос на кресте. Входящий под своды сразу будет видеть вдали на высоте 75 метров мозаичное изображение Бога-Отца.

 

 

схема 5

Sagrada Familia, - как её задумал и спроектировал Гауди (схема 5 даёт поперечный разрез храма по центральному подкупольному пространству, включая крипту ниже уровня пола и разрез главной башни Torre del Salvador ), - не только громадна по своим абсолютным размерам, она величественна и грандиозна благодаря тончайшей выдержанности пропорций и беспрецедентной мощи масштабного ряда, проведенного в пилонах, капителях, арках, сводах.
Это истинно совершенно творение... творение гения - фантастический по замыслу (фантастично уже то, что такие идеи могут осенять человека, что такие формы вообще мыслимы), но ещё более фантастический в реальном воплощении храм - summa summarum всех усилий великой мировой готики... готический собор, несущий себя без дополнительных разгрузочных приспособлений, без тех самых "костылей" (контрфорс+аркбутан), о которых с дерзким пренебрежением говорил Гауди как о чём-то, что должно быть отвергнуто как несовершенное, преодолено, превзойдено...
Красная галочка внизу по центру поставлена рядом с условной человеческой фигуркой, данной в реальной сомасштабности человека и церкви.

Продольный разрез интерьера церкви (как она должна выглядеть в законченном виде) с криптой и общим абрисом башен.

назад далее




© 2005 Б. Левит-Броун