"Евангелист Антоний" (книга которой нет)
На главную Карта сайта Написать Найти на сайте

Кастинги на сериалы, съёмки фильмов и сериалов. Пробы в кино. кастинг, ТВ, съемки, шоу-бизнеса, кандидаты, портфолио, кино, сериалы, кинопробы Актёры и актрисы. Кастинг ТВ

Проводятся кастинги на сериалы, а также кастинги в кино. Яндекс должен быть рад :) о кинопробах на кастинге

Я
Как я себя понимаю
Как они меня понимают
Мои любимые герои
Избранные работы моего отца (фотохудожник Леонид Левит)
My Brando
Новости моей творческой жизни
Моя мать и её музыка (пианистка Мира Райз)
МОИ ТЕКСТЫ
Поэзия
"пожизненный дневник" (из книги стихов)
"строфы греховной лирики" (из книги стихов)
"лишний росток бытия" (из книги стихов)
"вердикт" (из книги стихов)
"звенья" (стихи)
Проза
"Внутри х/б" (роман)
"Чего же боле?" (роман)
"Её сон" (рассказ)
 "Евангелист Антоний" (книга которой нет)
"Свободное падение" (ситуация поэта)
Человек со свойствами / роман
Публицистика
"как я устал!" (очерк)
"похороны по-..." (очерк)
"об интуиции" (4 наброска)
"убийственный город" (эссе)
мои интервью
панчер (эссе)
Жоржик (эссе о Г. Иванове)
Философия
"на Бога надейся" (софия)
"рама судьбы" (софия)
"Зло и Спасение" (софия)
ИЗОСФЕРА_PICTURES
Хомо Эротикус (эротическая графика)__________________ Homo Erotikus (erotic drawings)
Как я видел себя в возрасте..._Selfportraits at the age of...
Юношеская графика (годы бури и натиска)________________ YOUTH - (years of "Sturm und Drang")
Графика (рисунки разных лет)____________________ DRAWINGS of different years
Строфы греховной лирики (рисунки)__DRAWINGS for poetry
ФОТО/цвет__открытие Италии PHOTO/colour__DISCOVERING ITALY
ФОТО/черно-белые__экстремумы молодости PHOTO/BLACK & WHITE EXTREMES OF YOUTH
ФОТО/цвет/гений места/Киев__PHOTO/colour/genius loci/Kiew
1 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
2 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
АУДИОСФЕРА_SOUNDS
Видео/аудио/инсталляции
JAZZ и другое
Jazz performances
ДНЕВНИК
КРУГ ИНТЕРЕСОВ


поиск
 

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  ...

 

5. "трэнкадис"

Вскоре отличительной чертой «нового стиля»
стала архитектурная эклетика, в которой
важное место заняли цвета и формы
керамических покрытий,
в особенности керамической «битой» мозаики,
известной под названием «тренкадис».

 

Вот и мне только техника «тренкадис» подходит. А как ещё описать эту жизнь, от которой остались удивительные по целостности здания и осколки судьбы, едва проглядывающей сквозь туман неизвестности. Ладно будем работать в технике "битой" мозаики... будем выкладывать узор из осколков.

*      *      *


"...Острижен по последней моде,
  Как денди лондонский одет,
  И наконец увидел свет"


В свои 26 Антони был красивым молодым человеком с пронзительно голубыми глазами, густыми волосами и бородой цвета меди. Одним словом, рыжий. Едва завершив образование, которое далось ему ценой немалых лишений, Антони решил наверстать всё упущенное: не просто хорошо одеваться, а именно по последней моде, не просто быть в обществе, а вращаться в кругу избранных. Свои шляпы (и шелковые цилиндры) Антони покупал не ниже чем в Casa Arnau, одном из самых проминентных магазинов шляпной торговли. Его визитка была изысканнейшего дизайна, а стриг его заменитый парикмахер Audorand. Только туфли он никогда не носил "brand new" (абсолютно новые). Его больным ногам новая обувь была не по силам, и он заставлял брата разнашивать для него. Он имел обыкновение посещать оперу в знаменитом театре Личео, любил обедать в хороших ресторанах. Короче говоря, молодой человек страдал компенсаторным дендизмом. Известно, что когда он, захваченный медиевистским пафосом Виоле-ле-Люка, ринулся в Каркасон изучать кладку средневековых стен, его по изысканной одежде принимали за самого Виоле. Уже покончивший с бедностью, но так и не вырвавшийся из густого провинциализма, ещё не призванный Богом к служению, он тогда искал восполнения и самоутверждения в доступном, то есть в том, что могут дать деньги, а деньги уже появлялись, потому что он становился модным архитектором барселонских богачей.

Из того, что мы уже знаем: Гауди был самым младшим из пяти детей, и все старшие умерли раньше него, двое в детстве, двое в молодости. В 1876 году – когда ему было 24 - он потерял мать. Она умерла через два месяца после смерти его старшего брата Франческо, студента-медика. Его сестра Роза умерла три года спустя, оставив дочку Роситу, которую Гауди воспитал вместе со своим отцом. Больная туберкулёзом и страдавшая алкоголизмом, Росита тоже умера в ранней молодости. Это всё из старых осколков.

Ещё осколки:
Гауди был тяжелым человеком.
Сложно его искусство, сложна и его индивидуальность. Начать с того, что он был буквально одержим природой и геометрией. Природа – настаивал он – это великая книга, всегда открытая, которую мы должны заставлять себя постоянно читать. Он украшал свои сооружения копиями вздымающихся деревьев, цветных ящериц, оакменелых костей и одновременно он насыщал свои структуры параболоидами и другими замысловатыми геометрическими формами.
Он не любил работать по планам, ему трудно было перенести свои видения на бумагу. Кроме того, он слишком часто менял замысел по мере того, как здания строились. У него были резкие манеры вплоть до повелительно-грубых. Есть каталонская поговорка "Gent de camp, gent de lamp", которая вкратце означает - "деревенские вспыльчивы". Всем своим видом Антони ясно давал понять окружающим, что не подвергает ни малейшему сомнению свой творческий гений. Он не любил, когда помощники утомляют вопросами, пытаются принимать творческое участие в работе. «Тот, на ком лежит ответственность, никогда не должен вступать в дискуссию! Дебатируя, он теряет авторитет!» - так он говорил. Рафаэль Пуже, современник Гауди, хорошо его знавший лично описал архитектора как «человека непоколебимой гордости и даже болезненного тщеславия» который вел себя так "словно сама архитектура родилась вместе с ним". С годами Гауди стал глубоко религиозен и последние десять лет жизни посвятил исключительно воплощению колоссально амбициозного проекта церкви Саграда Фамилиа, но критики склонны подозревать, что в большей мере, чем преданность Богу, им двигало его непомерное эго.
Я могу допустить это. Отчасти. Но прав мой любимый мыслитель (Н.А.Б.) - "в огне творчества сгорает зло"... я верю в это! Верю, что Бог метит творца благословением и переплавляет его наивный эгоцентризм и даже гордыню в благодать служения. На этой вере держусь и я сам, ибо понимаю, сколь я болезненно горд и амбициозен, сколь нужно мне покровительство Господа и прощение.

Известно, что демократию Гауди презирал как "власть невежества и глупости" (‘the rule of ignorance and stupidity’) - увы, нередкое заблуждение одиноких и просветлённых людей. Они удалены от жизни и не могут разглядеть, из кого состоит жизнь... они веруют в возможность правления духовно-аристократического, правления мудрого, он не различают звериного лика власти и не могут понять, что во власть не придут мудрые, а придут хищные звери. Демократия же, при всей своей глупости и невежестве, - единственный намордник на звериное рыло реальной власти. Убеждённый каталонский националист, Гауди, тем не менее, прямо в политику не вмешивался. Однако, когда испанский король Альфонсо ХIII посетил строительство Саграда Фамилиа, Гауди демонстративно говорил с ним исключительно на каталонском языке. Через много лет полицейские схватили 72-летнего Гауди, потому что он отказался заговорить с ними на государственном кастильском наречии. «Моя профессия - сказал старик - требует от меня уплаты налогов, но она не требует, чтобы я прекратил говорить на родном языке». Его бросили в кутузку, и лишь на следующее утро его выкупил священник, заплативший за него штраф.

Гауди не был уж очень ар-нувошником...не считал себя идейным модернистом. Художников, всецело преданных модернизму, он считал слишком либертинами. Возрождая стиль арабов в Испании, он украшал поверхности фрагментами керамики и стекла. Под его руководством рабочие планомено били кафель, бутылки и посуду, а потом складывали эти осколки в яркие абстрактные узоры. Эта специфическая техника называется трэнкадис. Для Гауди всё это многоцветие было отражением яркости и красотчности окружающего мира. По слухам Гауди разбил ради битой мозаики даже один из безумно дорогих Лиможских обеденных сервизов Гуэлля. «Природа не даёт нам монохромных объектов ни в мире растений (флоре), ни в геологии, ни в пейзаже (топографии), ни в животном царстве (фауне)", - записал он ещё будучи 20-летним. Трэнкадис – стала отличительным признаком архитектуры Гауди. Парк Гуэлль – настоящий парадиз техники трэнкадис. На рубеже 20 века Гуэлль задумал разбить пригородный парк-городок на холме с видом на Браселону. Этот проект так никогда и не был доведён до конца. Лишь три дома было построено на территории парка, в один из них въехал Гауди с отцом и племянницей. Несмотря на то, что проекту не суждено было завершиться, Гауди выполнил всю публичную часть работ для парка и разукрасил все объекты в стиле трэнкадис.
Гауди построил несколько сооружений в других городах Испании. Проектировал отель-небоскрёб в Нью-Йорке, однако основные свои здания он построил в Барселоне. Три из них – воплощают его архитектурную зрелость и саму квинтэссенцию его архитектуры: Каза Батьо, Ла Пэдрэра, и Саграда Фамилиа.

 

 

назад далее




© 2005 Б. Левит-Броун