"Евангелист Антоний" (книга которой нет)
На главную Карта сайта Написать Найти на сайте

Кастинги на сериалы, съёмки фильмов и сериалов. Пробы в кино. кастинг, ТВ, съемки, шоу-бизнеса, кандидаты, портфолио, кино, сериалы, кинопробы Актёры и актрисы. Кастинг ТВ

Проводятся кастинги на сериалы, а также кастинги в кино. Яндекс должен быть рад :) о кинопробах на кастинге

Я
Как я себя понимаю
Как они меня понимают
Мои любимые герои
Избранные работы моего отца (фотохудожник Леонид Левит)
My Brando
Новости моей творческой жизни
Моя мать и её музыка (пианистка Мира Райз)
МОИ ТЕКСТЫ
Поэзия
"пожизненный дневник" (из книги стихов)
"строфы греховной лирики" (из книги стихов)
"лишний росток бытия" (из книги стихов)
"вердикт" (из книги стихов)
"звенья" (стихи)
Проза
"Внутри х/б" (роман)
"Чего же боле?" (роман)
"Её сон" (рассказ)
 "Евангелист Антоний" (книга которой нет)
"Свободное падение" (ситуация поэта)
Человек со свойствами / роман
Публицистика
"как я устал!" (очерк)
"похороны по-..." (очерк)
"об интуиции" (4 наброска)
"убийственный город" (эссе)
мои интервью
панчер (эссе)
Жоржик (эссе о Г. Иванове)
Философия
"на Бога надейся" (софия)
"рама судьбы" (софия)
"Зло и Спасение" (софия)
ИЗОСФЕРА_PICTURES
Хомо Эротикус (эротическая графика)__________________ Homo Erotikus (erotic drawings)
Как я видел себя в возрасте..._Selfportraits at the age of...
Юношеская графика (годы бури и натиска)________________ YOUTH - (years of "Sturm und Drang")
Графика (рисунки разных лет)____________________ DRAWINGS of different years
Строфы греховной лирики (рисунки)__DRAWINGS for poetry
ФОТО/цвет__открытие Италии PHOTO/colour__DISCOVERING ITALY
ФОТО/черно-белые__экстремумы молодости PHOTO/BLACK & WHITE EXTREMES OF YOUTH
ФОТО/цвет/гений места/Киев__PHOTO/colour/genius loci/Kiew
1 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
2 ФОТО / ЭПОХА ДИДЖИТАЛ PHOTO / DIGITAL AGE
АУДИОСФЕРА_SOUNDS
JAZZ и другое
Jazz performances
Видео/аудио/инсталляции
ДНЕВНИК
КРУГ ИНТЕРЕСОВ


поиск
 

Страницы: ...   10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  ...

II. Фасад Страстей Христовых

Когда Гауди умер (1926 г.) лишь левая башня фасада Рождества была завершена. Целиком фасад был завершен только в 1935 году усилиями Домэнэка Сугранеса по гипсовым моделям Гауди. Потом разразилось то, что Дали выразил в двух своих картинах... «Предчувствие гражданской войны» и «Осеннее каннибальство».


 

И как он только не назвал это кошмарное видение:
"Молочная железа фюрера",
"Мягкая модель с варёными бобами"...
и даже его излюбленный доктор Ампурдан что-то там ищет,
склонившись над омерзительной полуразложившейся человеческой ладонью
гигантских размеров.
А всё ж это именно "Предчувствие гражданской войны"
ожидаемая боль,
выдавливающая крик из разрываемого тела.

А дальше людоедский секс... общее размягчение
и уже даже не взаимопожирание, а мягкое, густое взаимосмакование
пластилиновых уродов.
Своеобразная инфернальная чувственность братоубийства, любовь
втыкающая вилку и подрезающая ножом... нежность убийц,
дегустирующих текучую беззащитность смертной плоти... каннибальство...

В 1936 Испания рухнула в соблазн гражданской войны. Началась братоубийственная бойня, и мастерская Гауди была сожжена вместе со множеством рисунков и всеми моделями проекта церкви. Сами башни фасада Рождества Христова уцелели лишь по дикой прихоти судьбы: их уж было заминировали, но не взорвали... а не взорвали лишь потому, что они оказались очень удобными стратегическими точками для зенитных пулемётов, пытавшихся отразить налёты авиации Франко, бомбившей Барселону.
После войны (в 1939 г.), модели были восстановлены, строительство, однако, не возобновилось. Долгие годы готическая апсида и четыре башни Рождества – это великое начало, первое слово гения скорей напоминало последнее слово, руину... надгробие, под которым схоронён величайший духовный и архитектурный замысел... замысел, оказавшийся слишком грандиозным для мира сего и века сего. Малышня со всей округи бегала вверх и вниз по узким лестницам громадных башен, с визгом и самозабвением детства играла в прятки, карабкаясь и прячась среди статуй фасада. Так продолжалось до 1954 года, когда Барселону посетил некий мексиканский бизнесмен. Его потрясло зрелище Sagrada Familia. После посещения церкви и подробного ознакомления с проектом он сказал сопровождающему его гиду-архитектору: «Я оплачу одну из четырёх башен страстного фасада!». С этого важного пожертвования и возобновляется строительство церкви Святого Семейства, гаудианской церкви для бедных.

Господи... мне исполнилось четыре года, когда вновь тронулся в своё плаванье к далёкому берегу завершения корабль титанического замысла Антони Гауди.
Благодарю тебя, Господи! что Ты не промедлил...
Ведь Ты знал, что мне предстоит с другого конца света узнать об этой церкви, проведать о Гауди и полюбить его восторженной, преклонённой любовью.
Ты знаешь всё... и конечно же Ты знал и это.
Ты провел меня через жизнь в культуре... через собственное моё творчество... через юношеское увлечение архитектурой... и именно готикой – я буквально болел ею – лишь для того, чтобы в один прекрасный день в старой и плохо иллюстрированной совесткой
«Всеобщей истории искусств» я вдруг увидел странные башни... странный этот фасад... сквозь двери которого виднелся окружающий город, а сам он напоминал четырёхсвечник с сильно оплывшими длинными свечами
Тогда поселилась во мне (ещё неведомо для меня) манящая тайна... загадка Антони Гауди.
Ей
предстояло долго прятаться на дне души, а потом воспрянуть и расцвести изумлением, восторгом... 

Да!... изумлением.... и да! восторгом...

В 1975-ом, - в год смерти Франко, - фасад Страстей Христовых завершен по эскизам Гауди.

Образ гаудианского фасада Страстей Христовых очень отличен от образа фасада Рождества.

...вода и камень, лёд и пламень, не столь различны меж собой...

Фасады эти так же непохожи друг на друга, как непохожи рождение ребёнка и смерть человека. В страстнòм фасаде Гауди искал образные средства для выражения страданий Христовых и Его смерти. Сильно наклоненные колонны, обрамляющие вход, трактованы наподобие гигантских берцовых костей... а в то же время напоминают агрессивно растопыренные пальцы громадной ладони, упершиеся в землю и как будто бы преграждающие путь входящему.

Проект композиции порталов фасада Страстей Христовых по Гауди

 

 


Фасад страстей Христовых на стадии возведения в 1973 году

 

    

Композиция порталов, реализованная Субираксом
с некоторыми отступлениями от проекта Гауди (неоконченный вид)

 

Вид фасада Страстей Христовых (композиция Гауди-Субиракса)

 

 

Есть люди, которых пугает эта "лапа"... этот
пятипалый/пятикостый жест
каменной десницы. Меня это не удивляет, Гауди так видел лапу мира,
налегшую на вочеловечившегося Бога.

На вершине расположены Крест, пустая гробница и два лестничных марша с колоннами, нисходящих от пустой гробницы и символизирующих сошествие Христа «во ад». «Он сошед во ад», говорим мы в исповедании веры (Creed, Credo), подразумевая, что Христос достиг предела человеческих страданий и тягот чтобы искупить нас от смерти и даровать нам вечную жизнь. На лестничных маршах расположились Патриархи и Пророки.

В 1985 году скульптор Субиракс получил заказ на исполнение скульптурных сцен фасада. Он был избран, поскольку его тип ваяния - на вгляд попечителей проекта - с большой экспрессией передаёт тот импульс, который Гауди стремился сообщить зрителю: мистерию невыразимых в слове духовных и физических страданий Христа. Субиракусу даже было позволено несколько отсупить в деталях от плана гауди, соблюдая гаудианский замысел в целом. На оригинальном эскизе Гауди все те, кто шел за Христом – с одной стороны и противостоят тем, кто ополчился против него, с крестом положенным внизу между ними. Субиракс решил идти путём Креста с кульминацией в Распятии наверху.

Слева в углу фасада под сценой Тайной Вечери Субиракс поместил стих из Иоаннова Евангелия: "El que estаs fent, fes-ho de pressa" («Что собираешься ты сделать, делай быстрее»). В этом есть некое ироническое многосмыслие... помимо главного евангельского смысла. Это как будто бы саркастическое обращение и к самому себе, и к Гауди, и даже ко Господу – ибо Он печется о таких великих вещах как церковь Sagrada Familia. Церковь эта строится уже почти так же долго как великие готические соборы. А ведь Sagrada Familia и есть великий собор... в каком-то смысле величайший. Субиракс и здесь мельче Гауди, который на вопросы о темпах и перспективах строительства отвечал: «Мой клиент не спешит!» Верующий Антони был доверчив... Субиракс – саркастичен, похоже это не от веры. Субиракс принял заказ на руководство строительством на двух условиях: что ему будет разрешено жить на территории Sagrada Familia; что ему будет предоставлена полная свобода в его работе. По контрасту с фасадом Рождества Христова, с его выраженной «барочностью», Субиракс в Страстном фасаде сделал ставку на «суровый взгляд, подкреплённый брутальным отношением к камню». Скульптурное повествование начинается с «тайной Вечери» и следует S-образной линией по направлению к финалу – сцене погребения. Скульптор работал как кинорежиссёр, задумывая некое целое для созерцания и осмысления. Скульптуры Субиракса вызвали во мне поначалу резкий протест и даже отторжение... Со временем, однако, я вынужден был признать, что в манере Субиракса есть правда, не Истина, но именно правда... правда нашей эпохи - эпохи духовно оскудевшей до полной нищеты, заскорузлой в наростах и окоченениях бездуховной материи; эпохи, уже почти не имеющей духовной воли вырваться из грубой плоти мира и потому неизбежно карикатурящей, уродующей человека. Так всегда бывает, когда на смену гению приходит талант. Он может исполнить очень многообразные задачи, но он не видит тех сверхзадач, которые видны гению. Горизонты вечности скрыты от таланта за ландшафтом его эпохи. Субиракс - талант, и потому он выражает свою эпоху, своё время, а значит неизбежно уродует лицо мира, лицо человеческое. Ибо уродливо время, безобразна эпоха. Талант всегда таков, каков мир, он - отразитель мира. Гений же - бунтарь-преобразитель, открыватель окон в вечность. Вот почему Субиракс - больше наследник Дали, чем Гауди. Гауди же - гений, он по определению - творец небывалого, ненаследуемого, неповторного - вечного.

Первая сцена внизу слева – Тайная Вечеря Иисуса с учениками. Их лица и поведение выражают смятение и отчаяние. Иуда изображен с кошельком. Субиракс поместил за его спиной маленькую собачку. Преданность животного резко контрастирует с неверностью ученика. На скатертим стола начертаны слова, которые Иисус обратил к Иуде, зная, что тот собирается его предать: 'El que estas fent fes-ho depressa' («То, что должен ты сделать, делай быстрее!»).

На верхней фотографии - общее размещение сцены в системе страстного фасада.
Нижнее фото - сама сцена "Тайной Вечери"

Справа Петр, отрезавший ухо слуге первосвященника и упавший на землю с мечом в руках. На стене магический квадрат чисел. Числа складываются в цифру 33 (возраст Распятия Христа) в более чем пятистах комбинациях (по вертилкали, по горизонтали и по диагонали). Два числа возникают дважды: 10 и 14; их сумма, равная 48, что является нумерическим эквивалентом слова INRI (в римских цифрах). Слово INRI составлено из начальных букв издевательской надписи, что римляне прибили на Крест: Iesus Nazarenus, Rex Iudaiorum. (Иисус Назарянин Царь Иудейский). Рядом с магическим квадратом сцена, где Иуда, искушаемый сатаной, предаёт Христа поцелуем.
«Друг, зачем ты пришёл?» - так спросил Христос Иуду, подошедшего к нему вплотную. И тогда Иуда поцеловал Бога.

 

На этой фотографии плохо различим упавший
на землю Петр, новполне различим магический
квадрат и сцена поцелуя Иуды.

 

В самом центре, на уровне земли перед главным входом – сцена бичевания Христа, насыщенная символизмом в аспекте Воскресения, нового неба и новой земли.

         

 

 

Иисус обнимает колонну, к которой прикован для бичевания. Так символизируется добровольность страстотерпия Христа во имя нашего Спасения: «Я отдаю  жизнь мою, чтобы опять принять её; Никто не отнимает её у меня, но Я Сам отдаю её: имею власть отдать её и власть имею опять принять её; сию заповедь получил Я от Отца Моего.» (Иоан. 10, 17-18)

Позади колонны означены Альфа и Омега, символизирующие Иисуса – начало и конец.
Колонна имеет сдвинутый с оси блок, что символизирует две вещи:

  1. После третьего блока – четвертый сдвинутый: «На третий день он встал из мертвых». Этот сдвинутый блок символизирует отодвинутый камень гробницы – то есть, Воскресение Христово.
  2. Но камень, сдвинутый со своего места - это и символ старого мира, который сломил Христос, ненадёжного и сомнительного мира смерти, греха и лжи, который превзойден Воскресением Христовым, отвергнут окончательно. Иисус восстаёт, чтобы больше не умирать. Смертью своей он попрал смерть и дал нам жизнь вечную.

Мгновенно припоминаются впечатляющие слова из Откровения Иоанна, и как раз именно из главы 21-ой, где идёт речь о Небесном Иерусалиме, видением которого Гауди вдохновлялся, творя образ своей церкви:

И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны. И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой. (Отк. 21, 1-6)

Человеческое страдание имеет два измерения: физическое и духовно-душевное. Иисус страдал физически – это символизировано узлом – но сверх того он подвергся тягчайшему духовно-душевному страданию в непонимании, поругании и отвержении, запечатлённом в тростнике, его короновали тернием и били по голове палками.

Три ступени – это три дня в гробнице, три шага, отделяющие этот мир от Божией вечности. За Иисусом в камне проступает (не видна на фото) окаменелость пальмовой ветви; пальмовая ветвь - это символ победы и одновременно символ мученичества. Окаменелость появлется в каменном блоке, вроде бы, случайно, но многие видят в этом больше, чем просто совпадение!

Пётр отрекается от Христа

Справа плачущий Пётр. Он плачет, потому что трижды отрекся от Бога. Женщна, которая спрашивала Петра, не из попутчиков ли Иисуса он, изображена бок о бок с кукарекующим петухом.

Пилат приговаривает Иисуса к смерти.

Пилат, отягощённый сомнением, сидит рядом с Иисусом, коронованным терниями и держащим палку, которой его били по голове. Пилат, за которым виден имперский орёл Рима, спрашивает толпу: что делать с Человеком. Идея Субиракса – поставить зрителя перед лицом этого мирового вопроса, поставить на место тех, кто требовал распять Христа.

              

Христос и Пилат перед толпой.........................

 

 

Пилат умывает руки.

В сцене, размещённой выше, Иисус в первый раз падает на крестном пути. Женщины Иерусалима плачут по нём, а Симон из Кирены помогает ему нести крест.

Ещё выше слева Христос вновь упал и говорит женщинам Иерусалима, чтобы они не плакали по нём.

Вероника держит кусок ткани с отпечатком лица Иисуса, которым женщина промокнула пот с лица Спасителя (этот платок, на котором отпечаталось лицо Христа, породил иконографический тип «Спас нерукотворный»). Как фигура легендарная (в евангелиях Вероника не упоминается) женщина эта лишена черт. Позади неё два римских солдата, которые выглядят как воины из «Звёздных войн». Их шлемы напоминают навершия дымоходов гаудиевского Ла Педрера* (каса Мила). Слева – человек в профиль. Это сам Антони Гауди. Так Субиракс воздаёт должное гениальному зодчему и религиозному подвижнику. Гауди что-то зписывает, он представлен как Евангелист, которому предстоит изложить своё Евангелие в камне.

                     

 


Вероника со "Спасом нерукотворным" - куском ткани в руках, на которой
отпечатался лик Спасителя. Слева в профиль - фигура Антони Гауди. Замысел сделать Страстной фасад западным заключался в том,
чтоб ежедневно лучи восхода освещали Рождество Христово, а кровавые лучи заката, как на этом фото, выхватывали Распятие.

 

           

Фигура Гауди в группе римских солдат. Гауди изображен записывающим.


Римский солдат, пронзающий бок Христа.

Римский солдат, Лонгин, который по Писанию пронзил тело Христа копьём, здесь изображен верхом на лошади, и колет копьём стену церкви, которая ведь и есть мистическое тело Христово. Это одна из самых неожиданных и глубоких символических находок Субиракса.

Солдаты кидают жребий на одежду Иисуса

Выше римские солдаты бросают жребий на рубище Иисуса... на столе, моделью для которого послужил подлинный человеческий позвоночник.

Христос на Кресте

Христос изображен на Кресте, почти горизонтально наклонённом над миром, потому что Он взошёл на Крест ради мира и ради мира умер на Кресте. Здесь очевидна реминисценция с более ранней по времени знаменитой картиной Сальвадора Дали "Христос св. Хуана де ла Крус"

            
Сальвадор Дали
"Христос св. Хуана де ла Крус"
Распятие Субиракса на страстном фасаде
Sagrada Familia

Христос Субиракса наг (это в определенный момент вызвало настолько сильное возмущение верующих, что в Барселоне произошла демонстрация с требованием, чтобы архиепископ отстранил Субиракса от работ). Очевидно намеренье Субиракса изобразить Распятие в грубом и неприкрытом реализме. У подножия Креста – череп Адама... образ смертного человечества, которое Христос искупает (спасает) от смерти. Будучи Богом и умерев как человек, Христос разрушил непроницаемую стену смерти, и смерть никоим образом не могла поставить преграду Творцу Жизни.
Под Крестом коленопреклонённая Мария Магдалина, Мария – Богородица, мать Иисуса, и в отчаянии охвативший голову руками Иоанн, самый юный из Апостолов Христа, его любимый ученик и будущий вдохновеннейший из Евангелистов. Выше справа – луна, символ тьмы, которая пала на землю, когда Иисус испустил дух на Кресте. Это полная луна, указывающая на страстную субботу.

Выше Креста – великий покров иерусалимского Храма, который был разодран надвое, когда Иисус испустил дух. Христос по смерти своей стал откровен (re-vealed - taken away the veil)... через него было явлено истинное духовное Лицо Бога. Смертью Христа на Кресте манифестирована тайна бесконечного божественного прощения: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят!». Сквозь разорванный покров видна мозаика, на которой предсмтавлена сцена Небесного Иерусалима: закланный агнец, стоящий перед троном Бога: закланный, но стоящий, то есть восставший.

Христос в гробнице

Справа сцена Положения во гроб. Иосиф из Ариматеи кладёт Иисуса в гробницу. Ему помогает человек, внешне очень напоминающий самого скульптора Субиракса. Рука скульптора увеличена и инициал “S” выгравирован на камне. Мария воздела взгляд вверх. Над её говой помещено яйцо – символ того, что воскресший Христос живым вышел из накрепко закрытой гробницы.

________________________________________________

* Навершия дымоходов Ла Пэдрэра (каза Мила)

                 

                                         

 

назад далее




© 2005 Б. Левит-Броун